26 Августа 2014

Белый клоун. Он заставлял смеяться и сопереживать.

23 августа на 59-м году после продолжительной болезни ушел из жизни заслуженный артист Удмуртской Республики, один из ведущих актеров Русского драматического театра Иван Михайлович Слободчиков. 

"Всю свою жизнь он служил театру. Отдавал всего себя сцене, зрителям... Светлая память о нем навсегда останется в сердцах коллег», - официально комментирует утрату пресс-служба театра.

Для зрителей, которые в приближающемся новом сезоне не увидят в программках знакомой фамилии, смерть Ивана Слободчикова также станет ударом - сыграв свою первую роль на сцене Русского драматического театра (тогда еще имени Короленко) в 1980 году, он, кажется, стал одним из символов этого театрального коллектива, одним из лиц театрального искусства Ижевска.

Иван Слободчиков приехал в Ижевск из Свердловска, где родился, вырос и закончил театральное училище. Здесь он сразу проявил себя как умный, умеющий завоевать внимание и доверие зрителя разноплановый артист. Наиболее удачными работами первых лет работы Слободчикова в нашем театре стали Бриндсли Миллер («Темная история»), Максим («Когда же пойдет снег…»), Жюльетта (травести-спектакль "Бал воров"), Он («Дранг нах Вестен»). Все эти спектакли были зрительскими хитами, не сходили со сцены много лет, игравших в них артистов узнавали на улице.

На несколько лет - в то время, когда российский постперестроечный театр переживал острый кризис, Слободчиков уходил работать на радио - в Государственной телерадиовещательной компании «Удмуртия» он был режиссером, ведущим и автором программ «Домашние чтения», «Субботний калейдоскоп» и других. Но без сцены, как оказалось, он себя не мыслил и при первой возможности вернулся в театр и вновь занял одно из ведущих мест в труппе. Слободчиков не раз выступал и как режиссер: он поставил спектакли «Василий Теркин» и «Снежная королева», которые пользовались большим успехом и долго не сходили со сцены.

С течением времени стало очевидно, что хотя благодаря безупречному владению профессиональным мастерством Иван Слободчиков может органично существовать в любой эстетике - в комедии положений и комедии характеров, в социальной современной драме, в костюмном историческом спектакле, в высокой трагедии, настоящая его стихия все же - умная, искрометная, с яркими характерами персонажей комедия. Его роли в этом жанре наполнены фантазией, импровизацией, куражом, воображением, лукавством и самоиронией. В прошлом десятилетии одними из самых сильных, запоминающихся его работ были Фигаро в "Женитьбе Фигаро" Бомарше, Аметистов в булгаковской комедии "Зойкина квартира", Штольц в фантасмагорической версии классического сюжета, спектакле «Оболом off» по пьесе Михаила Угарова.

Слободчиков с его темпераментом и витальностью, с умением наполнять собой, своей энергией и почти осязаемой силой собой все сценической пространство требовал образов раблезианских. В острохарактерных ролях в современных комедиях (будь то "Слишком женатый таксисит" Рея Куни , "Примадонны" Кена Людвига или "Ключ для двоих" Чепмена и Фримена) он и казался этаким Гаргантюа, бессмерным насмешником, только сменившим костюм сообразно эпохе, добрым малым, умеющим иронизировать и над жизнью, и над собой. И как истинный великий весельчак, он всегда таил двойное дно: сомнения в себе, печаль, бессилие. Часто ирония и смех его героев означали лишь одно - "я смеюсь, чтобы не заплакать". Эта главная его актерская тема - слезы, скрытые за шуткой, - проявлялась даже в самых небольших ролях.

Так, в комедии "Вещий сон, или Любовь в четверг после обеда" по мотивам пьесы Островского "Женитьба Бальзаминова" Слободчиков играл одного из братьев Пеженовых - простоватого (глуповатого даже) провинциального купчишку. И был безоговорочно смешон и нелеп - с мелочными ухватками (как он бережно вертел в руках, почти поглаживая, каждую купюру, которую заботливо складывал в шкатулочку почле того, как со вкусом отщелкивал косточку на счетах, радуясь прибавлению невеликого, а все же богатства). И все же его Пеженов, несмотря на грубоватость и отсутствие изящества и в мыслях, и в движениях, вызывал сочувствие. У Островского эта тема совсем не прописана, но в игре Слободчикова становилось очевидно: этот Пеженов с такой болезненной обреченостью копит на старость и пытается уберечь сестер-вертихвосток от случайной связи оттого, что сам трагически не любим и одинок и, кажетс, точно знает, что такое обманутые ожидания.

Еще один шрих к актерскому мастерству Ивана Слободчикова - умение перевоплощаться всем своим существом, не опираясь на костюм. В том же "Вещем сне" он выходил на сцену без грима на лице, но со своей современной стрижкой и аккуратной бородкой вдруг превращался в лавочника с головой постриженой "в кружок" и сивой бороденкой на заспанном лице. Как ему это удавалось - профессиональный секрет. Но на поклоны он возвращался уже легким, стремительным, похорошевшим, сбросившим с себя сонную одурь характера персонажа.

В последние годы работы было много. Иван Слободчиков был занят в большинстве премьер Русского драмтеатра: в брутальной комедии "Сон в летнюю ночь" по пьесе Шекспира он играл Эгея, в одном из лучших спектаклей театра - яркой, сочной комедии Гоголя "Женитьба" - Ивана Павловича Яичницу, в экспериментальной постановке молодого питерского режиссера Дмитрия Удовиченко "Игры в жизнь" - Старика. Пугающе символично, но его последней премьерой стал Белый клоун Гремио в спектакле "Женщина-гора, или Укрощение строптивой", которая состоялась этим летом, в конце прошлого сезона. Режиссер Ирада Саййя Гезалова интерпретировала комедию Шекспира в стилистике площадного цирка, буффонады, и комический дар Слободчикова - бурлескный, но с явственно звучащей лирической нотой в точности соответствовал этому замыслу. Вновь на сцене его герой смешил зрителей, а сам искал безуспешно любви...

Автор: Анна Вардугина
Газета "Удмуртская правда", № 99 от 26 августа 2014г.

Возврат к списку