22 Декабря 2014

Маленькие трагедии: спектакль, о котором будут спорить

Премьера «Маленьких трагедий» состоялась в Ижевске. Это был первый спектакль Петра Шерешевского в качестве главного режиссера русского драмтеатра в столице Удмуртии.
Мнения зрителей разделились веером от «ужасно» до «полный восторг». Вероятнее всего, остались недовольны те, кто ожидал увидеть классическое прочтение произведения Пушкина. Но режиссер предложил взглянуть на «Маленькие трагедии» под другим углом.

Действия пьесы разворачивается не в абстрактное «давно», а в наши суровые будни. Поэтому, словно вторя пазлам разнородной информации, которая обрушивается на нас в течение дня, спектакль тоже разбит на фрагменты. Они как ролики из YouTube, как отдельные сцены фильма следуют один за другим, разбивая текст «Трагедий» на кусочки и перемешиваясь как карты в колоде. Усиливает ощущение видеоряд, который создается на глазах у зрителя и транслируется на задник сцены.

Порой зритель невольно ощущает себя втянутым в тонкую ауру спектакля уже в качестве некоего участника событий, словно они происходят на самом деле, как тысячи различных картинок, которые мы видим ежедневно. Это ощущение усиливает наличие реального времени – электронные часы на сцене как самостоятельный персонаж, играют свою замысловатую роль.

Отдельное эмоциональное напряжение создает и специфический реквизит, и противоречивые декорации. Ванны – как метафора кокона, замкнутости, одиночества, конца и начала жизни постоянно трансформируются в обыденные предметы интерьера: стол или кровать. Их двойная роль на сцене еще сильнее подчеркивает хрупкость человеческой жизни, ее быстротечность между пунктами А и В, рождением и смертью. И в этом движении у каждого есть своя станция, где на мгновенье можно ощутить твердую почву под ногами, оглянуться вокруг, переброситься парой слов, чтобы затем снова отправиться в путь. Эта метафора обыгрывается реалистичными декорациями вокзала, в которых взаимодействуют герои.

По ходу пьесы у каждого зрителя, безусловно, возникают свои ассоциации и параллели: все зависит от пережитого опыта и эмоционального настроя. Так в одной из сцен, когда призрак мужа Донны Анны входит в дом, а его жена пребывает в объятиях Дона Гуана, читается тонкая цитата из «Иронии судьбы», а длинный накрытый стол с шумной компанией, торжественной и трагичной одновременно в одном из финальных эпизодов, интеллигентно намекает на атмосферу фильма Питера Гринуэя «Повар, вор, его жена и её любовник». Но каждый, безусловно, увидит свое.

Прекрасна Екатерина Логинова в образе Донны Анны. Ее движения по сцене завораживают зрителя. Медленный, статный шаг гипнотизирует. Таким шагом ступает к нам Вечность…

Финал пьесы неожидан и ожидаем одновременно. С одной стороны в спектакле сохранен пушкинский сюжет и пушкинский текст, а с другой, та игра, которую затеял режиссер, не может не таить сюрпризов…

Очевидно одно: об этом спектакле зрители будут долго спорить, каждый доказывая свою правоту.

Автор: Кристина Романова

http://injoy18.ru/articles/229


Возврат к списку