Антон Чехов
Свадебная чехарда 
12+
хит-парад водевилей («Предложение», «Медведь», «Свадьба»)

О спектакле «Свадебная чехарда»

Премьера состоялась в 2016 году.

Кто не слышал про Воловьи Лужки, спор о которых чуть было не помешал Ивану Васильевичу Ломову жениться на Наталье Степановне Чубуковой? Кто не знает про Елену Павловну Попову, потерявшую мужа и решившую похоронить себя в четырех стенах, и про Григория Степановича Смирнова – кредитора ее покойного мужа, совершенно нарушившего все планы «вдовушки с ямочками на щеках»? Кто не помнит про знаменитую свадьбу с генералом, который оказался вовсе не генералом, а капитаном 2-го ранга?.. Все слышали, все знают, все помнят - и все смеются! 

Водевили Чехова, словно зеркало, отражают суету и нелепость нашей жизни, в которой всё же есть место и любви, и доброте, и вере в человека.

Творческая группа
Яков Ломкин
Режиссер-постановщик
Акинф Белов
Художник-постановщик
Борис Науменко
Художник по костюмам
Наталья Кузнецова
Художник по свету
Юлия Кочнева
Режиссер по пластике

Статьи и новости о спектакле

24 июня 2016
#СМИ о театре
Чехов.Водевиль.Навсегда

Шутка ли! Шокировать ижевчан предельной откровенностью костюмов и глубиной мысли решил драмтеатр.

Отзывы

Ирина Винтерле
29 июня 2017

Антон Чехов Тима Бёртона, или Тим Бёртон Антона Чехова

(Гастроли Государственного русского драматического театра Удмуртии в Нижнем Новгороде, «Чехов. Водевиль. Навсегда», режиссёр Яков Ломкин)

Вместо вступления
Сказать, что театр из Ижевска среди нижегородской театральной публики произвел фурор – почти ничего не сказать. И, если в первый день гастролей настороженно-любопытный зал был еще не полон, то в заключительный зрители, кажется, и на люстре согласились бы повисеть. Одной недели хватило ижевчанам, чтобы недоверчивая местная публика в них влюбилась. Талантливые, веселые, смелые, не боятся никаких экспериментов, в том числе – с классикой.

Вот и постановка Якова Ломкина «Чехов. Водевиль. Навсегда»– яркий эксперимент, в котором полёт фантазии не ограничен ничем. Совершенно. Спектакль представляет собой совершенно неожиданное переосмысление творчества Антона Павловича. Как если бы вдруг водевили Чехова вздумал экранизировать Тим Бёртон – визуальный ряд, эстетика, атмосфера – все узнаваемо и обыграно в духе постмодерна, свободного обращения со знакомым текстом. Даже способ повествования в спектакле – нелинейный: вначале зритель начинает слушать «О вреде табака», затем действие переносится в дом Степана Степановича Чубукова (з.а. России, н.а. Удмуртии Юрий Малашин), но задолго до финала «Предложения» срабатывает поворотный круг – и начинается «Медведь». И в прямом, и в переносном смысле все здесь «движется по кругу», на его вращении выстроена сценография спектакля. Практически все декорации заменяют огромные кресла (некоторые нижегородские зрители проассоциировали их с кукольными кофрами Беляковича), которые и собственно кресла, и стены, и столы, и даже лес – воображение дорисовывало что угодно.

Спектакль у ижевчан озорной, местами – откровенно хулиганский, что, впрочем, соответствует заявленному жанру. Здесь мы сталкиваемся с новым взглядом на привычные, хрестоматийные истории. Каждый эпизод расцвечен находками, причем пыль сознательно «стряхнули» со всех уровней: от визуального до смыслового. Скажем, герои «Медведя» непривычно молоды – и в театре, и в кино (прежде всего, на ум приходит классика с Жаровым) зрителю привычнее видеть артистов старшей возрастной категории, с определенным жизненным опытом. Но почему бы им не быть такими, какими показали их Екатерина Логинова и Иван Овчинников? Им совсем немного лет, они хороши собой, темпераменты, азарт их влюбленности – заразителен. Публика искренне смеется, глядя, как поручик в отчаянии берет на дуэль игрушечный меч и пытается застрелиться из него, а вдовушка вовсе не скорбит, но преувеличенно кокетничает.

В «Предложении» трое главных героев, и каждый хорош по-своему: мнительный, но вспыльчивый жених, суровая невеста, мечтающая о любви как все барышни, и порядком утомившийся от этих страстей отец. Постоянно сопровождает этих персонажей свора «собак», и снова – зритель хохочет (зритель с музыкальным образованием – просто рыдает от смеха), когда собаки принимаются танцевать под «Половецкие пляски».

Первое действие – все-таки про любовь, порой странную, с вариациями и последствиями. Герои «Предложения» (н.а. Удмутрии Михаил Солодянкин и Александра Мусихина) отчаянно ссорятся на словах, а на деле там уже огненная страсть. «Трагику поневоле» видятся прелестные соблазнительные нимфы. Очаровательны в своем упрямстве персонажи «Медведя» (Екатерина Логинова и Иван Овчинников).

А вот второе действие во многом обескураживает – к нему определенно нужно быть готовым. Оно контрастно по отношению к первому, не визуально, но тематически. Мрачная эстетика уже не скрашивается легкой подачей, «Свадьба» и «Юбилей» всерьез претендуют на то, чтобы быть страшными и тяжелыми. Герои «Свадьбы» - вычурные, странные, под стать их именам – всякие Эпаминонды и Харлампии, телеграфист Ять и прочее. А Андрей Андреевич Шипучин походит больше не на банкира, а бандита (какая маленькая разница!), он – вылитый гангстер, киношный злодей. Но самый «кошмарный» персонаж этой части – дама-просительница Настасья Федоровна Мерчуткина (блестяще исполненная актером-мужчиной, Юрием Малашиным). И очень страшно, насколько узнаваемы во втором действии приметы сегодняшнего дня. Спектакль, который начался с легкой шутки «О вреде табака», пришел к мрачному и эффектному финалу: к банкиру Шипучину явилась грозная безликая депутация, и вот на сцене одинокая фигура героя, в буквальном смысле спрятавшегося в свои бумаги, закрывшегося ими как единственной защитой от мира.

Контрастный характер действий задал актерам действительно непростую задачу, и вот тут нельзя не отметить одну яркую особенность труппы Ижевского театра. Все они умеют быть не просто разными, но разными до неузнаваемости. Так, неловкий, нелепый, смешной и обаятельный жених «Предложения» и самоуверенный банкир «Юбилея» - один и тот же актер (Михаил Солодянкин), но в разных образах его можно узнать разве что за счет характерной внешности. Разительно изменился вальяжный дачник «Трагика поневоле», превратившись в бухгалтера Кузьму Николаевича (Игорь Тиняков). Мальчика, катающего коляску в «Юбилее» с поручиком Смирновым (Иван Овчинников) удалось соотнести только благодаря программке.

Страшное и смешное – оно же совсем рядом, всегда рядом. Спектакль Ижевского театра делает это почти осязаемым, сочетая легкость водевиля с эстетикой фильма ужасов. И, пытаясь осмыслить все увиденное, невольно задумываешься, такой ли уж легкий жанр – водевиль?

Общая оценка
0 / 10
Зрелищность
Актерский состав
Режиссура

Вам также могут понравиться

180 минут

Илья Ильф, Евгений Петров

12 стульев 16+

авантюра с антрактом

150 минут

Жан-Батист Мольер

Тартюф 16+

комедия в 2 действиях

150 минут

Антон Чехов

Чайка 16+

комедия в 2 действиях

Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами

Постановочная группа

Яков Ломкин
Режиссер-постановщик
Акинф Белов
Художник-постановщик
Борис Науменко
Художник по костюмам
Наталья Кузнецова
Художник по свету
Юлия Кочнева
Режиссер по пластике

Действующие лица и исполнители

Степан Степанович Чубуков, помещик
Наталья Степановна
Иван Васильевич Ломов, сосед Чубукова
Откатай
Елена Ивановна Попова, вдовушка, помещица
Лука, лакей Поповой
Григорий Степанович Смирнов, помещик
Иван Иванович Толкачов, отец семейства
Алексей Алексеевич Мурашкин, его друг
Евдоким Захарович Жигалов. отставной коллежский регистратор
Настасья Тимофеевна, жена Жигалова
Дашенька, дочь Жигаловых
Эпаминонд Максимович Апломбов, ее жених
Федор Яковлевич Ревунов-Караулов, капитан 2-го ранга в отставке
Андрей Андреевич Нюнин, агент страхового общества
Анна Мартыновна Змеюкина, акушерка
Иван Михайлович Ять, телеграфист
Харлампий Спиридонович Дымба, грек-кондитер
Дмитрий Степанович Мозговой, матрос

Вам также могут понравиться

180 минут

Илья Ильф, Евгений Петров

12 стульев 16+

авантюра с антрактом

150 минут

Жан-Батист Мольер

Тартюф 16+

комедия в 2 действиях

150 минут

Антон Чехов

Чайка 16+

комедия в 2 действиях

Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами

Статьи и новости о спектакле

24 июня 2016
#СМИ о театре
Чехов.Водевиль.Навсегда

Шутка ли! Шокировать ижевчан предельной откровенностью костюмов и глубиной мысли решил драмтеатр.

Вам также могут понравиться

180 минут

Илья Ильф, Евгений Петров

12 стульев 16+

авантюра с антрактом

150 минут

Жан-Батист Мольер

Тартюф 16+

комедия в 2 действиях

150 минут

Антон Чехов

Чайка 16+

комедия в 2 действиях

Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами

Отзывы о спектакле 1

Ирина Винтерле
29 июня 2017

Антон Чехов Тима Бёртона, или Тим Бёртон Антона Чехова

(Гастроли Государственного русского драматического театра Удмуртии в Нижнем Новгороде, «Чехов. Водевиль. Навсегда», режиссёр Яков Ломкин)

Вместо вступления
Сказать, что театр из Ижевска среди нижегородской театральной публики произвел фурор – почти ничего не сказать. И, если в первый день гастролей настороженно-любопытный зал был еще не полон, то в заключительный зрители, кажется, и на люстре согласились бы повисеть. Одной недели хватило ижевчанам, чтобы недоверчивая местная публика в них влюбилась. Талантливые, веселые, смелые, не боятся никаких экспериментов, в том числе – с классикой.

Вот и постановка Якова Ломкина «Чехов. Водевиль. Навсегда»– яркий эксперимент, в котором полёт фантазии не ограничен ничем. Совершенно. Спектакль представляет собой совершенно неожиданное переосмысление творчества Антона Павловича. Как если бы вдруг водевили Чехова вздумал экранизировать Тим Бёртон – визуальный ряд, эстетика, атмосфера – все узнаваемо и обыграно в духе постмодерна, свободного обращения со знакомым текстом. Даже способ повествования в спектакле – нелинейный: вначале зритель начинает слушать «О вреде табака», затем действие переносится в дом Степана Степановича Чубукова (з.а. России, н.а. Удмуртии Юрий Малашин), но задолго до финала «Предложения» срабатывает поворотный круг – и начинается «Медведь». И в прямом, и в переносном смысле все здесь «движется по кругу», на его вращении выстроена сценография спектакля. Практически все декорации заменяют огромные кресла (некоторые нижегородские зрители проассоциировали их с кукольными кофрами Беляковича), которые и собственно кресла, и стены, и столы, и даже лес – воображение дорисовывало что угодно.

Спектакль у ижевчан озорной, местами – откровенно хулиганский, что, впрочем, соответствует заявленному жанру. Здесь мы сталкиваемся с новым взглядом на привычные, хрестоматийные истории. Каждый эпизод расцвечен находками, причем пыль сознательно «стряхнули» со всех уровней: от визуального до смыслового. Скажем, герои «Медведя» непривычно молоды – и в театре, и в кино (прежде всего, на ум приходит классика с Жаровым) зрителю привычнее видеть артистов старшей возрастной категории, с определенным жизненным опытом. Но почему бы им не быть такими, какими показали их Екатерина Логинова и Иван Овчинников? Им совсем немного лет, они хороши собой, темпераменты, азарт их влюбленности – заразителен. Публика искренне смеется, глядя, как поручик в отчаянии берет на дуэль игрушечный меч и пытается застрелиться из него, а вдовушка вовсе не скорбит, но преувеличенно кокетничает.

В «Предложении» трое главных героев, и каждый хорош по-своему: мнительный, но вспыльчивый жених, суровая невеста, мечтающая о любви как все барышни, и порядком утомившийся от этих страстей отец. Постоянно сопровождает этих персонажей свора «собак», и снова – зритель хохочет (зритель с музыкальным образованием – просто рыдает от смеха), когда собаки принимаются танцевать под «Половецкие пляски».

Первое действие – все-таки про любовь, порой странную, с вариациями и последствиями. Герои «Предложения» (н.а. Удмутрии Михаил Солодянкин и Александра Мусихина) отчаянно ссорятся на словах, а на деле там уже огненная страсть. «Трагику поневоле» видятся прелестные соблазнительные нимфы. Очаровательны в своем упрямстве персонажи «Медведя» (Екатерина Логинова и Иван Овчинников).

А вот второе действие во многом обескураживает – к нему определенно нужно быть готовым. Оно контрастно по отношению к первому, не визуально, но тематически. Мрачная эстетика уже не скрашивается легкой подачей, «Свадьба» и «Юбилей» всерьез претендуют на то, чтобы быть страшными и тяжелыми. Герои «Свадьбы» - вычурные, странные, под стать их именам – всякие Эпаминонды и Харлампии, телеграфист Ять и прочее. А Андрей Андреевич Шипучин походит больше не на банкира, а бандита (какая маленькая разница!), он – вылитый гангстер, киношный злодей. Но самый «кошмарный» персонаж этой части – дама-просительница Настасья Федоровна Мерчуткина (блестяще исполненная актером-мужчиной, Юрием Малашиным). И очень страшно, насколько узнаваемы во втором действии приметы сегодняшнего дня. Спектакль, который начался с легкой шутки «О вреде табака», пришел к мрачному и эффектному финалу: к банкиру Шипучину явилась грозная безликая депутация, и вот на сцене одинокая фигура героя, в буквальном смысле спрятавшегося в свои бумаги, закрывшегося ими как единственной защитой от мира.

Контрастный характер действий задал актерам действительно непростую задачу, и вот тут нельзя не отметить одну яркую особенность труппы Ижевского театра. Все они умеют быть не просто разными, но разными до неузнаваемости. Так, неловкий, нелепый, смешной и обаятельный жених «Предложения» и самоуверенный банкир «Юбилея» - один и тот же актер (Михаил Солодянкин), но в разных образах его можно узнать разве что за счет характерной внешности. Разительно изменился вальяжный дачник «Трагика поневоле», превратившись в бухгалтера Кузьму Николаевича (Игорь Тиняков). Мальчика, катающего коляску в «Юбилее» с поручиком Смирновым (Иван Овчинников) удалось соотнести только благодаря программке.

Страшное и смешное – оно же совсем рядом, всегда рядом. Спектакль Ижевского театра делает это почти осязаемым, сочетая легкость водевиля с эстетикой фильма ужасов. И, пытаясь осмыслить все увиденное, невольно задумываешься, такой ли уж легкий жанр – водевиль?

Общая оценка
0 / 10
Зрелищность
Актерский состав
Режиссура

Вам также могут понравиться

180 минут

Илья Ильф, Евгений Петров

12 стульев 16+

авантюра с антрактом

150 минут

Жан-Батист Мольер

Тартюф 16+

комедия в 2 действиях

150 минут

Антон Чехов

Чайка 16+

комедия в 2 действиях

Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами

Фото спектакля

Вам также могут понравиться

180 минут

Илья Ильф, Евгений Петров

12 стульев 16+

авантюра с антрактом

150 минут

Жан-Батист Мольер

Тартюф 16+

комедия в 2 действиях

150 минут

Антон Чехов

Чайка 16+

комедия в 2 действиях

Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами