Иван Вырыпаев
Театр в поисках автора. Иранская конференция 
16+
актерская читка

Представители датской и мировой интеллектуальной элиты, лучшие умы современности собираются на конференцию в Копенгагене, чтобы обсудить наболевшую «иранскую проблему» — нарушение прав и свобод, ежедневные казни, пытки и военные конфликты на Ближнем Востоке.

Постепенно вопросы о том, кто виноват в происходящем в мире, сменяются размышлениями о человеке и смысле жизни.

«Иранская конференция»  не имеет сюжета в классическом его понимании. Это череда монологов. На сцену по очереди выходят востоковед, теолог, политолог, военный журналист, супруга премьер-министра (в прошлом — известная телеведущая), писатель, священник, знаменитый дирижер и иранская поэтесса. Автор пьесы - известный драматург Иван Вырыпаев - пытается переосмыслить понятие любви и страха, где отсутствие одного является причиной второго.

Несмотря на кажущуюся несценичность текста Вырыпаева, спектакли по пьесе «Иранская конференция» уже поставлены во многих театрах мира. Так, например, в Театре наций главные роли в «Иранской конференции» исполняют Евгений Миронов, Ингеборга Дапкунайте, Станислав Любшин, Ксения Раппопорт, Чулпан Хаматова.

Фойе театра

Читают: Антон Петров, Михаил Солодянкин, Юрий Малашин, Игорь Василевский, Елена Мишина, Наталья Заева, Алексей Агапов, Андрей Демышев, Николай Ротов, Екатерина Логинова, Владислава Оболенская, Александра Новикова, Яков Ломкин

Режиссер: Яков Ломкин

Статьи и новости о проекте

«Больное время стонет день и ночь...»

В весенней сессии читок пьес современных драматургов самые актуальные сегодня тексты: «Иранская конференция» И.Вырыпаева и «Битва за Мосул» А.Житковского

Отзывы

Анна Вардугина
18 марта 2020

Дисклеймер: Зацепило сильно, получился лонгрид.

«ИРАНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ» Ивана Вырыпаева, по моим ощущениям, главная русскоязычная пьеса сезона, и это понимают сами театры. Её дружно ставят или хотя бы читают. Версия московского Театра Наций - один из фаворитов «Золотой маски». Во френдленте я вижу репортажи с «Иранских конференций» в разных городах.

В Русском драмтеатре Удмуртии минувшим вечером «Иранскую конференцию» представили в формате читки.

Это был очень болезненный опыт. Вообще ничего нового, чего я не знала бы, или не обдумывала хотя бы по касательной раньше, но, но...

Почти три часа горячих монологов людей, которые не понимают друг друга и не очень хотят понять. Господи, как им (нам) разобраться друг в друге, когда в себе разобраться не получается. Каждый зациклен на себе, видит только свою картину мира (ну да, смотрим же из себя, из своего опыта, своих убеждений). При этом все ключевые понятия, которые используются в дискуссии, нуждаются в пояснении. Что такое эта пресловутая «духовность», с какой стати один народ или одно сообщество, объединенное общей культурой, решает, что оно духовное, а вот те, другие - бездуховные. В чем смысл жизни и должна ли она, жизнь, считаться безусловной ценностью, если в ней, может, и смысла никакого нет. Как вообще выстроить диалог между представителем западного общества потребления, для которого сверхцель человеческой жизни - благополучие, и представителем мусульманского общества, для которого свехцель жизни - Бог?

Да, Вырыпаев пишет крупными мазками и иногда грубо. Например, христианский бог здесь - бессильное существо, позволяющее католическим священникам растлевать мальчиков-прихожан, а мусульманский бог - повод для огромной всезаполняющей любви (зритель, впрочем, сам может докрутить в голове, что мусульманский бог также вдохновляет последователей резать головы европейцам, именно поэтому вообще и понадобилась Иранская конференция).

И тут есть парадокс, который меня тревожит. Все герои пьесы, принадлежащие к западноевропейской культуре, к которой принадлежу и я, так или иначе несчастны, неудовлетворены, встревожены отсутствием гармонии в своей жизни. Единственный счастливый персонаж здесь - иранская женщина, которая большую часть жизни провела в несвободе из-за любви к возлюбленному своему Аллаху. Екатерина Логинова играет (а тут, несмотря на эскизность читки, были вполне простроенные актерские работы у всех) такое умиротворение и тихое счастье, такую безмятежную гармонию, что я чувствую - в этой истории ее героиня - победительница, и я бешусь и бьюсь внутри себя - она же стала рабыней своей любви, потеряла себя, хотя и говорит, что как раз в этом себя обрела, - себя новую, которая ей нравится больше прежней, свободной. А я ж вот против рабства, и ничья рабыня, и никого не порабощаю, чего ж мне фигово-то так - ну, в целом. И чувствую себя проигравшей, да. И я понимаю, что эта героиня - выдуманная, а я настоящая, и кто его знает, как оно у настоящих мусульманок - может, тоже с виду все ок, а внутри раздрай и катастрофа, и миллион вопросов к мирозданию.

Но написана пьеса так, что ты всерьез начинаешь учитывать мнения этих придуманных людей, - в них правда обобщено то, что ты так или иначе видишь в окружающей реальности... И вот первый эффект: мне вообще-то хотелось бы отмахнуться от этой счастливой иранской женщины-поэтессы «врёшь ты все, придумываешь, у тебя нет не только свободы, но и любви, потому что любовь - это в обе стороны, а твой бог тебя не любит, раз разрешает тебе быть своей рабыней, да и вообще нет никакого бога». И в то, что у верующих есть такое счастье, которого не достичь атеистам, я не верю (удачно тут это слово возникает, а?). И тут же понимаю, что это будет очередной голос с Иранской конференции, где каждый обесценивает точку зрения другого, и тем самым отдаляет возможность договора. И замолкаю. И слушаю.

Может быть, в этом и была задача Вырыпаева, кто знает (нет, не в том, чтобы уверовали, конечно, а в том, чтобы начали слушать друг друга). И задача режиссера Якова Ломкина (для меня эта читка стала самой важной из его работ). И актерской команды (Михаил Солодянкин, Юрий Малашин, Игорь Василевский, Антон Петров, Екатерина Логинова, Андрей Дёмышев, Алексей Агапов, Николай Ротов, Наталья Заева, Елена Мишина). Спасибо. Буду думать дальше.

Общая оценка
0 / 10
Зрелищность
Актерский состав
Режиссура
Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами

Статьи и новости о проекте

«Больное время стонет день и ночь...»

В весенней сессии читок пьес современных драматургов самые актуальные сегодня тексты: «Иранская конференция» И.Вырыпаева и «Битва за Мосул» А.Житковского

Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами

Отзывы о проекте 1

Анна Вардугина
18 марта 2020

Дисклеймер: Зацепило сильно, получился лонгрид.

«ИРАНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ» Ивана Вырыпаева, по моим ощущениям, главная русскоязычная пьеса сезона, и это понимают сами театры. Её дружно ставят или хотя бы читают. Версия московского Театра Наций - один из фаворитов «Золотой маски». Во френдленте я вижу репортажи с «Иранских конференций» в разных городах.

В Русском драмтеатре Удмуртии минувшим вечером «Иранскую конференцию» представили в формате читки.

Это был очень болезненный опыт. Вообще ничего нового, чего я не знала бы, или не обдумывала хотя бы по касательной раньше, но, но...

Почти три часа горячих монологов людей, которые не понимают друг друга и не очень хотят понять. Господи, как им (нам) разобраться друг в друге, когда в себе разобраться не получается. Каждый зациклен на себе, видит только свою картину мира (ну да, смотрим же из себя, из своего опыта, своих убеждений). При этом все ключевые понятия, которые используются в дискуссии, нуждаются в пояснении. Что такое эта пресловутая «духовность», с какой стати один народ или одно сообщество, объединенное общей культурой, решает, что оно духовное, а вот те, другие - бездуховные. В чем смысл жизни и должна ли она, жизнь, считаться безусловной ценностью, если в ней, может, и смысла никакого нет. Как вообще выстроить диалог между представителем западного общества потребления, для которого сверхцель человеческой жизни - благополучие, и представителем мусульманского общества, для которого свехцель жизни - Бог?

Да, Вырыпаев пишет крупными мазками и иногда грубо. Например, христианский бог здесь - бессильное существо, позволяющее католическим священникам растлевать мальчиков-прихожан, а мусульманский бог - повод для огромной всезаполняющей любви (зритель, впрочем, сам может докрутить в голове, что мусульманский бог также вдохновляет последователей резать головы европейцам, именно поэтому вообще и понадобилась Иранская конференция).

И тут есть парадокс, который меня тревожит. Все герои пьесы, принадлежащие к западноевропейской культуре, к которой принадлежу и я, так или иначе несчастны, неудовлетворены, встревожены отсутствием гармонии в своей жизни. Единственный счастливый персонаж здесь - иранская женщина, которая большую часть жизни провела в несвободе из-за любви к возлюбленному своему Аллаху. Екатерина Логинова играет (а тут, несмотря на эскизность читки, были вполне простроенные актерские работы у всех) такое умиротворение и тихое счастье, такую безмятежную гармонию, что я чувствую - в этой истории ее героиня - победительница, и я бешусь и бьюсь внутри себя - она же стала рабыней своей любви, потеряла себя, хотя и говорит, что как раз в этом себя обрела, - себя новую, которая ей нравится больше прежней, свободной. А я ж вот против рабства, и ничья рабыня, и никого не порабощаю, чего ж мне фигово-то так - ну, в целом. И чувствую себя проигравшей, да. И я понимаю, что эта героиня - выдуманная, а я настоящая, и кто его знает, как оно у настоящих мусульманок - может, тоже с виду все ок, а внутри раздрай и катастрофа, и миллион вопросов к мирозданию.

Но написана пьеса так, что ты всерьез начинаешь учитывать мнения этих придуманных людей, - в них правда обобщено то, что ты так или иначе видишь в окружающей реальности... И вот первый эффект: мне вообще-то хотелось бы отмахнуться от этой счастливой иранской женщины-поэтессы «врёшь ты все, придумываешь, у тебя нет не только свободы, но и любви, потому что любовь - это в обе стороны, а твой бог тебя не любит, раз разрешает тебе быть своей рабыней, да и вообще нет никакого бога». И в то, что у верующих есть такое счастье, которого не достичь атеистам, я не верю (удачно тут это слово возникает, а?). И тут же понимаю, что это будет очередной голос с Иранской конференции, где каждый обесценивает точку зрения другого, и тем самым отдаляет возможность договора. И замолкаю. И слушаю.

Может быть, в этом и была задача Вырыпаева, кто знает (нет, не в том, чтобы уверовали, конечно, а в том, чтобы начали слушать друг друга). И задача режиссера Якова Ломкина (для меня эта читка стала самой важной из его работ). И актерской команды (Михаил Солодянкин, Юрий Малашин, Игорь Василевский, Антон Петров, Екатерина Логинова, Андрей Дёмышев, Алексей Агапов, Николай Ротов, Наталья Заева, Елена Мишина). Спасибо. Буду думать дальше.

Общая оценка
0 / 10
Зрелищность
Актерский состав
Режиссура
Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами

Фото проекта

Узнавайте о премьерах первыми
Подпишитесь на рассылку, а мы вовремя оповестим о премьерах Русского Драматического театра по почте или СМС
Нажимая «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами